Автономная некоммерческая организация содействия развитию

социально-инновационных инициатив в области культуры, образования и

просвещения

"АРТ-ПРОСВЕЩЕНИЕ"

Проза

Живая вода — живая история (отрывок из книги)

Предисловие

«Пусть будет все, как было и как есть…»

     Когда-то давным-давно на месте Горячего Ключа нес свои безбрежные воды океан. Лидия Демидова, учитель географии средней школы № 1, вместе со своими учениками собрала воедино множество археологических находок, которые свидетельствуют об этих временах. Драгоценные свидетельства о прошлом хранятся в школьном кабинете географии, часть передана в городской исторический музей, есть экспонаты и в краевом музее. Так что через тысячи лет, мы, люди XXI века, можем прикоснуться  к далекому прошлому. Немного воображения, и совсем другая жизнь встанет перед нами. Потом океан уйдет: в окрестностях поселятся мамонты, ящуры и другие экзотические животные, очертания их останутся на камнях, как и очертания рыб, птиц, растений. Мы сегодня понимаем, что под напором времени исчезают даже океаны, даже огромные мамонты вымирают. Меняется власть, уклад жизни. Уходят поколения людей, но остаются их дела. Остается память о тех, кто жил до нас; о тех, кто создавал наш прекрасный город Горячий Ключ, город живой воды, исцеляющей людей от болезней. Он молод. Ему всего сто пятьдесят лет. Это не возраст для города, но этого достаточно для его созидательного развития.

     За успехом, которого достиг Горячий Ключ, стоят люди. Проект создания книги «Живая вода - живая история» принадлежит главе муниципального образования город Горячий Ключ Николаю Исхильевичу Шварцману. «Надо рассказать об истории Горячего Ключа через историю жизни простого человека, воссоздать суть его свершений, надежд, чаяний. Не надо ничего сочинять: пусть будет все, как было и как есть» - это его напутственные слова мне, автору данной книги, которая лежит перед вами. Ее главные герои – наши земляки, их судьбы, их свершения, их трагедии и радости, поражения и победы, конечно, их любовь. Без нее жизнь невозможна. Вы узнаете, что людей из прошлого волновали проблемы, которые волнуют нас сегодня. Поймете, что с нами их объединяет любовь к Горячему Ключу, лучшему городу Кубани. Конечно, волнуюсь, переживаю, как вы воспримите то, что написано мною, но думаю, что судьбы наших земляков, их дела не оставят вас равнодушными. Наши люди достойны памяти, которую невозможно победить даже быстротекущему времени. Пожелаю вам чтения с интересом и добрых переживаний, без которых наша жизнь на земле не обходится. Писала с любовью и с состраданием к ушедшим поколениям, с верой в будущее Горячего Ключа и тех, кто придет на смену живущим сегодня.

«Надежды маленький оркестрик под управлением любви»

          Первое наше пристанище в посёлке Горячий Ключ - это маленький турлучный дом на улице Подгорной (ныне  улица Закруткина). Он и сегодня цел, смотрит доверчиво своими оконцами на белый свет, вспоминает, наверное, всё пережитое: радости и горе, надежды и мечты, не забывает и своих замечательных хозяев - тётю Дусю и дядю Митю Ходько - она работала заместителем начальника почты, он - первый бригадир комплексной бригады молодёжи мебельной фабрики, бывший фронтовик, партизан-орденоносец. Это они летом 1953 года радостно и гостеприимно встретили нашу большую семью на пороге своего дома. Приютили, обласкали, помогли определиться.

Дорога из Краснодара

         Из Краснодара мы тогда добирались в грузовике по калужской дороге. Бабушка сидела в кабине, мы - в кузове. Путь был ухабистый, тряский, но этого испытания было мало - пыль…, пыль крутилась облаком, набивалась в глаза, рот, уши. Дядя Митя старался приободрить нас: « Терпи казак! Атаманом будешь». Увы! Мы с сестрёнкой не хотели быть атаманшами, но терпели, помалкивали. Людочка всё спрашивала: « Сколо живая вода будет?» Дядя Митя смеялся: «Скоро. У меня во дворе есть колодец, а там настоящая живая вода. Умоешься - и сразу силы прибавятся». И действительно, в колодце у дяди Мити была минеральная вода со специфическим вкусом и запахом. Нет, не сероводорода, что-то другое было в составе колодезной минеральной водички, употреблять её как питьевую не рекомендовали. Брат Юра Самойленко уже готов был вести компанию прибывших сибиряков на речку, которая именовалась таинственно - Псекупс.

Река Псекупс

          В жизни детей и взрослых горячеключевцев река являлась местом встреч, знакомств, объяснений в любви, расставаний, и ещё чем-то значимым, особенным, без чего их жизнь была бы просто немыслимой. Здесь отмечали праздники, фотографировались на память, отсюда в 1941 году уходили на фронт. Река Псекупс разливалась широкой полноводной лентой насыщенного зелёного цвета, очень чистой и прохладной. В ней купалось множество народа самого разного возраста: от малого до старого. Наша бабушка, к ужасу мамы, пристрастилась купаться в Псекупсе, старушке уже к сотне лет, а она стала натуральной любительницей экстремального купания и вместе с нами спешила к речной глади. Встреча с рекой для нас была необычной, праздничной. Помнится и сегодня, спустя много, много лет. Эта особая магия речной воды: неповторимая, сказочная. Мальчишки форсили: ныряли, стремительно плавали под водой, делали стойку на голове - шёл настоящий показ водных акробатических трюков, не хуже спортсменов синхронного плавания выполняли  упражнения на воде горячеключевские пацаны. В реке было комфортно, а добирались мы к ней по улице Пролетарской, поверхность которой была насыщена  раскалённой пылью, что тоже было необычно и неожиданно. Новые сандалии натёрли нам ноги, и мы с сестрёнкой скакали босиком по этой пыли, подобно цаплям, замирая на одной ноге, и опять вскачь неслись по улице, да ещё солнце сильно пекло, в Сибири такой жары мы не знали, водная же гладь хорошо утихомиривала зной. В Псекупсе водилось много рыбы. Рыбёшки поклёвывали нас за ноги, а потом мы обратили внимание, прибегая к реке по утрам, как рыба серебряной струёй возносится над водной поверхностью: весёлая, резвая, быстрая. Мальчишки ловили её майками, особенно удачно ловля шла на перекатах, применялись для этого азартного увлечения и удочки. С Псекупсом мы не расставались, хотя коварства у реки было не отнять: в ливни она разливалась, затапливая большие территории посёлка, неслась мощным потоком, сметая всё на своём пути. Сегодня река обмелела, обнажилось речное дно, купаться в ней не рекомендуют: опасно для здоровья. Но верю - Псекупс возродится, наберёт былую силу, красоту и будет радовать своей прохладной водой наших внуков и правнуков. Река нашего детства, нашей жизни, она помнит восхищение и радость от встреч  с нею и надежду на счастье, веру в него, в то, что оно обязательно состоится. Так и было. Необычные приключения сибиряков на Кубани продолжались.

Встреча со сказкой

          На следующий день дядя Митя повёл нас в санаторий. Это были места, которыми гордились все горячеключевцы. По красоте и значимости им не было равных в посёлке. Здесь царил роскошный праздник. Половодье цветов самых разных сортов украшали санаторские аллеи, радовали и восхищали необыкновенной красотой, яркостью красок, оригинальными формами клумб. Благоухали розы, нежно и тонко пахли гвоздики, в фонтане журчала струистая, жемчужная вода. По аллеям шли нарядные отдыхающие: женщины в модных платьях из крепдешина, мужчины в белых брюках и трикотажных «бобочках», так назывались мужские рубашки, изготовленные по американскому образцу. С колонной отдыхающих бодро шагал человек с баяном. Дядя Митя пояснил: « Это массовик - затейник. Развлекает отдыхающих». Последние весело пели, некоторые пританцовывали. Скульптурные фигуры, особенно задумавшиеся огромные львы, служили для людей фоном при фотографировании на память, вызывали восторг.

          Праздник… Праздник жизни шумел вокруг нас, восхищая и радуя. А дальше началась настоящая сказка, в которую мы с сестричкой верили от всей души. Дядя Митя подвёл нас к горячему источнику. Его вода поступала на поверхность земли и действительно, буквально парила от температуры, которую даровала ей природа.

          «Валя, это дядька Санька подогревает воду. Сейчас он появится», - шепнула я старшей сестрёнке. Мне не верилось , что сама природная сила способствует нагреву ценного минерального источника. Казалось, что дядя Саня Бурмакин из нашего Дзержинска спрятался где-то в гуще деревьев санатория и кочегарит  от души , в Сибири он работал истопником, и вот-вот затянет свою извечную дразнилку: «Самолёт летит, колёса стёрлися, мы не ждали вас, а вы припёрлися»! Этой песенкой он встречал нас в далёком таёжном селе. Валя рассердилась на меня: « Не сочиняй глупостей, не позорь нас выдумками! Слушай дядю Митю». Разве можно не сочинять в четыре года, да ещё в окружении чудес.

          А дядя Митя рассказывал о волшебной силе минеральных источников Горячего Ключа, об их составах и назначениях, об их славе за пределами края. Нарядные молодые родители, им было по 40 лет, внимательно слушали рассказ, задавали вопросы, интересовались, как можно использовать эти лечебные воды для поправки здоровья. Мы же плескались водой, визжали и хохотали.

         Смешно вспоминать, как Люда требовала показать ей Ивана-царевича, который должен прийти за живой водой, и место, где лежит спящая красавица. Она прижимала маленькие ладошки рук к груди: « Мамочка, в сказке ведь не умилают, не умилают, нет»? Все смеялись.

Дантово ущелье

          А вот и каменистая лестница, которая ведёт нас по сказке дальше. Дантово ущелье. Оно встретило нас прохладной тенью. Мы бегали по ступенькам, трогали скалу руками - она тоже была из сказки. Дядя Митя, наш доморощенный экскурсовод, рассказал, что ущелье из монолита скалы сделали люди, и всё для того, чтобы желающие могли подниматься по ступенькам вверх, любоваться окружающей природой. Она была великолепной – эта несказанная природа Горячего Ключа. Склоны гор поражали своим разноцветным убранством: зелень, настоящая изумрудная зелень, переходила в светлый серебристый оттенок, который давали, собравшись вместе весёлой гурьбой серебристые тополя. Среди серебра и изумруда проглядывали розоватые тона, багряные, солнечно-оранжевые. Клёны, дубы, грабы, кустарники и другая растительность создавали это великолепие красок. А каким особенным был воздух, который плыл вокруг нас - ароматный, терпкий, насыщенный растительным запахом, тоже целебным, восстанавливающим жизненные силы. «Здесь всё лечит», - продолжал просвещать нас дядя Митя. Прекрасное было впереди - оно не прекращалось на ступеньках торжественно-сумрачного Дантова ущелья. Надписи на его стенах несколько снижали сказочный настрой, заставляли задуматься: кто же этот Вася, побывавший высоко над землей? Правда, мы с сестренкой читать еще не умели.

Здесь жили Гулливеры, а наша бабушка была просто в шоке.

     А вот и знаменитая скала «Петушок», напоминающая окаменевший гигантский петушиный  гребень. Точно - здесь жили гиганты, ходили гулливеры, перешагивая через горы одним шагом. Не верилось, что творец этого гребешка, как и в случае с горячим источником, сама природа. Разве возможно такое мастерство по созданию петушиного гребня без рук человеческих? Скала «Спасения», так называли это природное чудо в прошлом. И, действительно, воды, находившиеся в долине, прилегающей к Петушку, продлили жизнь отца на 35 лет, спасли его от болезни.

          А в тот летний, сказочный и неповторимый день со скалы прыгали смельчаки, они вызывали у отдыхающих восхищённый гул. Люди плавали на лодках, загорали на деревянных лежаках. Такого массового отдыха в Дзержинске не было, и таких нарядных, весёлых людей мы не видели, понятие «отдыхающий» там отсутствовало.

         Не удержались от купания в Псекупсе и мы, белокожие сибиряки, но не учли возможностей солнечного фактора, перегрелись и проболели целую неделю, к огорчению тёти Дуси и мамы.

         А бабушка Марфа Игнатьевна была просто в шоке от солнечной погоды, гор овощей и фруктов, винограда. Дядя Митя соорудил специальную сушку из плетёных веток кизила, она загружалась грушами, сливами, яблоками. Раскалённый уголь, дым делали своё дело - фрукты не теряли сочности, их аромат наполнял двор и сад дяди Митиного подворья. А вкус, изумительный вкус томлёного на медленном огне плода - просто шик, это несказанное удовольствие. Такие сушки были во дворах практически всех горячеключевцев. Люди, пережившие голод, ценили дары природы и максимально их использовали в своей практической жизни.

         Вечером у дяди Мити собрались гости, коллективно решали судьбу нашей семьи. Тётя Поля Головнева и дядя Ваня Сидоров предложили нам участок для строительства дома на улице Северной. Решили дом строить из самана. Эти блоки изготавливались из глины, замешанной с соломой. Раствор хорошо перемешивался, перетаптывался, закладывался в деревянные формы   - из них и выходил знаменитый строительный материал. Саман сушился на солнце до полной готовности, а потом подвозился к месту постройки.

Вот мы и обосновались на новом месте

          Строили дом всем гуртом, дружно, сплочённо - так тогда было. Осенью мы уже вселились в него и стали жить – поживать, и добра наживать. Марфе Игнатьевне поставили кровать у окна, к ней стали заходить соседки. Бабушка трактовала им библейские истории, читала страницы этой древней книги, обучала молитвам. Мама считала, что просветительская деятельность Марфы Игнатьевны добром не кончится, но терпела - старушку кубанцы полюбили от всей души. Людочку вскоре окрестили. В соседский дом приехал батюшка, и туда приносили и приводили детей для крещения. Меня не взяли с собой. Мама была лаконична: «Меньше глаз, говорливых языков- и обойдёмся без неприятностей». Что за неприятности и почему? Мы не понимали тогда, что крещение детей являлось пережитком прошлого, и за этот обряд прорабатывали на собраниях, исключали из партии, комсомола, бывало, что и с работы увольняли. Рисковали и священнослужители, которые нелегально выполняли обряды крещения, но шли на это: крещение детей на дому проводилось под неусыпной охраной старушек, которые готовы были стоять насмерть ради спасения священников от преследования власти.

         Родители уже к этому времени устроились на работу в строительную организацию. Они строили дома в городке Нефтяников. Эти дома сейчас постарели, а тогда всех восхищали своей этажностью, удобствами. Отец работал плотником, а мама в бригаде по изготовлению бетонного раствора.

         Мест в садиках не было, и мы с Людочкой оставались с бабушкой, но большую часть дня пропадали на стройке, особенно летом. Там спали в подсобке, питались вместе со строителями. Трудности нас не пугали, только закаляли.

 Двухэтажные дома возводились быстро, качественно. В их квартиры вселялись нефтяники, учителя, врачи, строители - это были первые квартиры с удобствами. Повторю, что жили в пятидесятые годы горячеключевцы бедно, без шика и лоска. Из кукурузной крупы и муки мы варили мамалыгу и пекли лепёшки, отец закупал её мешками, ещё картошка, огурцы, томаты, да капусточка - вот и все деликатесы. За хлебом занимали очередь с трёх часов утра, почему-то его продавали только на присутствующих в очереди членов семьи. Напротив нас, по улице Северной, жил председатель поселкового совета Визгалин, его сыновья вместе с нами бегали босиком к речке, играли в партизан и разведчиков. Их бабушка пыталась учить нас хорошим манерам, но этот её порыв не дал должного результата.

Приметы времени

Примета  времени - старьёвщик, который за тряпьё и макулатуру продавал нам, детям, дудочки, воздушные шары, петушков на палочках, книги и другие чудесные вещи, столь необходимые нам. О его приезде оповещали звуки дудочки, а потом появлялся наш волшебник со своей подводой, полной изумительных вещей. Из домов выбегали все : взрослым он поставлял товары по заявке, но тоже только в обмен на вторичное сырьё. Этот человек очищал от ненужных вещей наши дома и дворы. Мы бежали вслед за его телегой и готовы были сдать ему всё - лишь бы заполучить коробочку цветных карандашей да альбом для рисования. Эх, сегодня он мог бы колесить по улицам города на шикарном авто и ему по-прежнему были бы рады.

Вместе с другими детьми мы собирали в лесу дикие яблоки, груши, боярышник, кизил, каштаны, чинарики и многое другое. Занимались этим промыслом и взрослые. Всё собранное сдавалось в заготконтору пищекомбината. На полученные деньги покупали конфеты, школьные принадлежности, книги. Летом мы не расставались с мешком за спиной – настоящие заготовители, хоть совсем малые, худые, но цепкие, выносливые. Лес стал нашим кормильцем и другом. Он начинался сразу за рекой. Большинство горячеключевских детей не знали праздности.

Григорий Федорович Стеблянский и его оркестр

Уже тогда при единственной в посёлке школе  № 27 (теперь это школа № 1) действовали кружки различной направленности. Парад радиоуправляемой техники собирал большие разновозрастные аудитории. Здесь царил учитель физики - молодой, энергичный Крупич Александр Иосифович. Взлетали самолёты, бороздили школьный двор тракторы и танки, состязались скоростные автомобили. Играл школьный духовой оркестр, под руководством бывшего фронтовика Григория Фёдоровича Стеблянского, он же преподавал в начальной школе физкультуру. Оркестр этот - тоже яркая примета в жизни горячеключевцев: его трубные звуки выдавали фокстроты  и танго, задорные польки, обязательно краковяк и мелодичные вальсы, энергичные марши и мелодии песен. Он играл и на танцевальных площадках посёлка: танцевали каждый день «без продыху»,  в вечернее время на санаторских  пятачках, а в субботу и воскресенье на кругляшке в центре посёлка, там теперь раскинулась центральная площадь. А ещё молодёжь собиралась потанцевать на территории турбазы « Лесной»: добирались туда пешком, чаще всего шли вброд через Псекупс. Секретарь комитета комсомола Кобяцкий Борис старался, чтобы танцевальные развлечения сочетались с играми, викторинами, конкурсами. Иногда звучали короткие лекционные сообщения, которые носили просветительскую направленность, а проводили их опытные лекторы, их внимательно слушали, задавали вопросы.

Под оркестровую музыку люди работали на субботниках, шли на праздничные демонстрации, чествовали передовиков производства, и гимн страны звучал в его исполнении.  Это был настоящий «надежды маленький оркестрик под управлением любви». Ведь он создавал добрую ауру, направленную на общение, праздничность, оптимизм.

Именно в 50-ые годы была посажена сосновая аллея, придавшая Горячему Ключу неповторимый облик, ставшая его лицом, визитной карточкой наравне со скалой Петушок. Мы были убеждены: лучше и сказочней наших мест нет.

Но не только сосновая аллея, знаменитые памятники архитектуры и природы, целебные источники прославят наш Горячий Ключ, выведут его в разряд лучших городов края, известных курортов России и зарубежья. Люди, самый ценный земной капитал, необыкновенные люди жили и живут в Горячем Ключе, дарят ему добрую славу, которая переживает века и будет крепко стоять на земле. Живая история не умирает. Особенно, если рядом струится сказочная живая вода,  равной которой не сыщешь ни в тридевятом царстве, ни в тридесятом государстве.

Из книги Галины Мамай "Живая вода — живая история"

продолжение книги в наших соцсетях

https://vk.com/public132821771

https://www.facebook.com/profile.php?id=100014239394477

Обратная связь

Спасибо! Ваше письмо успешно отправлено.

Ок
Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта